Ограбили дом что делать

Тайные метки воров, которые хотят ограбить квартиру, назвал оперативник — МК

Ограбили дом что делать

«Вам не просто так повесили флаер пиццы»

— Игорь Николаевич, какая квартира является наиболее привлекательной для домушника?

— В зависимости от того, с каким злоумышленником мы имеем дело — с профессионалом или любителем. С профессионалами более-менее все понятно: они воруют там, где уверены, что есть деньги, работают по наводке. Любителями-одиночками же совершаются спонтанные квартирные кражи.

Например, таким спонтанным вором может стать наркоман, который идет за дозой, и ему не хватает средств на покупку наркотиков.

В моей практике был случай: мужчина ночью встал в туалет и в коридоре встретил домушника-одиночку, который выбрал его квартиру случайно, просто шел по лестнице и решил «заглянуть на огонек»… Пока хозяин квартиры приходил в себя от встречи с незнакомцем, тот успел сбежать.

«Спонтанный» вор позарится на квартиру, которая меньше всего защищена. Скорее всего, это будет квартира на первом этаже, с пластиковыми окнами (их легче всего открыть, если нет дополнительной защиты). В зоне риска также квартиры, рядом с окнами которых есть газовая труба или противопожарная лестница: по ним можно легко забраться в жилище.

— С одиночками понятно, а как работают профессионалы? Как у них распределяются роли?

— Здесь у каждого действительно есть своя роль и зона ответственности. Например, кто-то один в группировке обязательно должен находиться за рулем.

Такой человек привозит своих сообщников «на дело», дожидается их, сообщает о потенциальной опасности.

Еще двое непосредственно работают на месте: кто-то наблюдает за обстановкой на этаже, другой, специалист по замкам, — вскрывает дверь. В квартире работают, как правило, не более двух человек.

Помню, была банда квартирных воров, которая предпочитала «однушки». В таких негабаритных квартирах все богатство — в одной комнате, поэтому искать намного проще и быстрее. Более того, «однушка» не говорит о том, что ты беден. В общем, для однокомнатной квартиры двух человек хватает за глаза.

— Есть ли «нормативы» у воров? Сколько времени можно находиться в квартире? И в какое время суток залезают чаще всего?

— Не думаю, что есть «нормативы» как таковые, но в квартире они находятся минут двадцать, не больше. Что касается времени суток, то, как правило, лезут днем, когда все находятся на работе. Скажем, время с 12.00 до 14.00 можно назвать пиком квартирных краж.

В это время все, кто должен был уйти из дома, уже ушли, а на обед еще не вернулись. Помню, по одной квартирной краже просматривали камеры, которые зафиксировали, как вор благополучно покинул квартиру — и буквально за ним туда зашел хозяин.

Разминулись на 10 минут…

— Какие места в квартире воры прочесывают в обязательном порядке?

— Воры-одиночки хватают то, что первым попадается под руки.

Это может быть сумка в коридоре, верхняя одежда… Помню, с заявлением как-то обратилась женщина, у которой из дома такой одиночка вынес единственную дорогостоящую вещь — шубу, которую ей купили дети. Да, бывает и такое.

Любят воры также всевозможные ящики, куда вы обычно кладете украшения или деньги, шкафы… В таких местах, как кухня, детская, ванная комната, орудуют, только если точно знают: что-то есть.

— Что чаще всего выносят домушники из квартир?

— Сегодня меньше воруют габаритные предметы, потому что их незаметно вынести очень сложно. Скажем, краденый телевизор, который стоил 50 тысяч рублей, можно продать за 5 тысяч, не больше.

Зачем? Ведь можно взять золото и сдать его в любом ювелирном магазине, где с удовольствием и за хорошие деньги принимают лом.

Поэтому спросом сегодня пользуется то, что можно вынести незаметно, положив себе в карман: деньги, драгоценности, дорогостоящие гаджеты… Расчет на то, что даже если полицейские «примут» прямо на месте преступления, вор всегда может сказать, что это его личные сбережения или вещи.

— Могут ли граждане определить, что воры ведут за ними слежку?

— Чисто теоретически, конечно, могут. На практике же, как правило, граждане этого не замечают, потому что эти специалисты действуют очень аккуратно.

Например, вас смутит реклама пиццы, засунутая во входную дверь вашей квартиры? Вот большинство граждан — нет. А при этом именно так воры прощупывают почву: если на следующий день флаер будет торчать в двери — значит, квартира пустовала.

Просто любой нормальный человек, заходя домой, обязательно выкинет ненужный мусор, ведь правда?

— То же самое — с корреспонденцией, наверное? Если в почтовом ящике много писем — значит, дома давно никого не было…

— Ну, трюк с корреспонденцией сегодня не пройдет. Бывает, что за день в почтовые ящики накидывают месячную норму писем. А некоторые хозяева в них просто не заглядывают.

— Соцсети, наверное, сильно облегчили поиски жертв?

— У нас же граждане очень любят хвастаться обновками, подарками, делиться планами на отдых в соцсетях… На первый взгляд безобидный статус — «до отпуска осталось два дня» или «подарок от любимого мужа» — может оставить человека без гроша в кармане на ближайшее будущее.

Когда Интернет не был так распространен, прекрасно работала следующая схема: искали объявления о продаже автомобиля, звонили и спрашивали, актуально ли оно еще.

Если на другом конце провода говорили, что автомобиль продан, это означало, что у хозяина квартиры уже есть деньги, при этом новый автомобиль, скорее всего, еще не куплен. В общем, очередная жертва найдена…

— Какие районы Москвы наиболее неблагоприятны с точки зрения квартирных краж?

— Воры любят новые районы, и на это есть ряд причин. Во-первых, там проживает работающая молодежь, которая может себе позволить новое жилье. Значит, у них водятся деньги.

Во-вторых, воры рассуждают так: те, кто приобрел квартиру в новом районе, возможно, отложили деньги, оставшиеся после сделки, на хороший автомобиль.

Ну и ко всему прочему в новых районах полиция еще не так хорошо ориентируется, профилактики мало. В таких условиях домушникам и угонщикам машин проще работать.

— Можете описать потенциального домушника?

— Как правило, это мужчины лет 25–35, среднего телосложения. Откровенно толстых я не видел — может, все более-менее в форме из-за того, что иногда надо спасаться бегством… И что касается национальности, то тут, наверное, не раскрою тайны: в основном на этом поприще работают выходцы из Абхазии и Грузии.

— Время от времени мелькают новости о том, что жертвой домушников стала та или иная знаменитость. Недавно обокрали дом певца Владимира Кузьмина на 10 миллионов рублей… Имеет ли смысл защищать свои жилища, если даже такие богатые люди не могут ничего сделать?

— Защищать свои дома и квартиры надо обязательно.

Даже наклейка на входной двери о том, что квартира под охраной, или самая дешевая камера стоимостью меньше, чем сотовый телефон, который сегодня покупают детям, может спасти вас от непрошеных гостей.

Зачем вору ломиться туда, где он может «засветиться», когда в доме полно квартир без охраны? В то же время если поставлена конкретная задача, то будьте уверены: обворуют. И никакая самая дорогостоящая сигнализация не поможет.

— Не поможет даже жителю, скажем, престижной «золотой мили» в Москве?

— Квартирные кражи — это рынок, на котором все зоны влияния распределены. Поэтому случайных краж не бывает. Это для вас житель «золотой мили» — важный человек.

Для вора это фраерок, который заработал много денег, а в криминальном мире он ничего не стоит. Более того, обнести квартиру такого «выскочки» даже приветствуется. Если есть указание — залезут куда угодно.

Табу — только на квартиры тех, кто поддерживает самих воров…

— Как воры обходят десятки камер видеонаблюдения, сигнализацию и консьержей в престижных комплексах?

— Отдельные мастера могут вскрыть замок любой сложности — это раз. Попасть в такой дом, обманув консьержа или охранника, также не проблема. В подобных домах на первых этажах расположены всевозможные салоны красоты, магазины, стоматология и т.д. Профессионалы рассказывают такие правдоподобные истории, что охрана пропускает.

— Сложно ли доказать вину домушника?

— Квартирная кража доказывается очень сложно. И то благодаря мелочам, на которых попадаются воры. Как-то мы взяли форточника — грузина, который работал в одиночку, в основном залезал в квартиры пенсионеров. Взяли практически у квартиры.

Но предъявить ему ничего не могли: необходимо неопровержимое доказательство. А тут стоит на лестничной клетке мужчина с длинной палкой и привязанным к ней ножом.

Мы-то понимаем, что и палка, и нож ему нужны для того, чтобы попадать в квартиры через окна (палкой проверяет, не заперто ли окно, а ножом прорезает москитную сетку, если таковая имеется). Но докажи, что умысел был…

— Что делали? Раскрыли ведь преступление?

— Да, раскрыли. Я вспомнил, что совсем недавно у меня был выезд на квартирную кражу: потерпевшие — бабушка с дедушкой. Из вещдоков — практически ничего: бутылка с початым грузинским вином, которую вор, видимо, хотел забрать, но передумал, и пара иностранных монет в цветочном горшке, которые вор обронил, когда лез в форточку. Забегу вперед и скажу, что «пальчиков» мы нигде не нашли.

В общем, грузина того все-таки сопроводили в отделение, осмотрели его и нашли в кармане толстовки… десяток похожих монет, которые я ранее обнаружил в горшке. Такой домушник-нумизмат.

Я завел его в кабинет и сказал, что на горшке, на монетах и на бутылке с вином нашли его отпечатки, и ему лучше сознаться.

Это был блеф, но ничего не оставалось… Кстати, несмотря на то, что работал этот «нумизмат» один, при этом вытаскивать его приехали два таких солидных адвоката. В итоге он сел только по этому единственному эпизоду, хотя по факту их было очень много.

— А были случаи, когда брали с награбленным в руках?

— Было такое. Ребята как-то по общежитию прошлись и собрали кто что: телефон, планшет, компьютер… Все это, по своим умственным способностям, они сдали в один ломбард, хозяин которого работал с полицией.

Один телефон, конечно, можно найти, а вот десять — уже перебор. А так доказывать именно этот вид преступления очень сложно.

В основном на мелочах построена работа: здесь монетка, здесь машина шпаклеванная… Все на удаче.

— У организованных банд домушников есть поддержка выше?

— Не берусь утверждать, но в моей практике были очень странные вещи. Например, как-то случайно взяли банду квартирных воров, которых очень долго ловили. Оперативники знали, что домушники ездили на машине с особой приметой. И вот как-то опера едут на обед — и видят знакомый автомобиль.

Естественно, они звонят куда надо, выезжает группа, воров задерживают.

А дальше начинают твориться странные дела: автомобиль куда-то исчезает, дела передаются со словами, мол, ваши кражи раскрыты, с остальным разберутся выше… Смотрите: там — 20-летний грузин-форточник, к которому приезжают дорогие адвокаты, тут — серьезная банда, которую куда-то сливают… Можно только догадываться, кто руководит этим процессом.

СОВЕТЫ ОТ БЫВШЕГО ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННОГО

● Держите крупные суммы только в банке, банковских ячейках. Дома можно держать только небольшую сумму, необходимую на текущий момент.

● Дружите с соседями. В старых домах, где соседи дружат много лет, квартирных краж происходит значительно меньше. Люди знают друг друга и прекрасно идентифицируют чужих в подъезде или рядом с домом. Как правило, в таких домах не стесняются задавать лишние вопросы чужакам. Такая заинтересованность наверняка спугнет жулика.

● Если вы стали очевидцем странного и подозрительного поведения незнакомого вам гражданин на лестничной клетке, звоните в полицию. Насторожить вас должно, если он прозванивает квартиры, заглядывает в замочные скважины, задерживается у дверей. Если есть возможность незаметно сфотографировать незнакомца — фотографируйте: такая информация может оказаться очень полезной.

● Будьте аккуратны в соцсетях. Нередко домушники прослеживают профили, откуда узнают о дорогих приобретениях, а также об отсутствии потенциальных жертв дома.

● Собираясь в отпуск, попросите родственников или тех, кому доверяете, проверять время от времени ваше жилье.

● Установите охранную сигнализацию. Если она уже установлена, ни в коем случае не пренебрегайте ее активацией.

Источник: https://www.mk.ru/social/2018/09/28/taynye-metki-vorov-kotorye-khotyat-ograbit-kvartiru-nazval-operativnik.html

Если вас обокрали, как перестать жалеть о потерях? | Милосердие.ru

Ограбили дом что делать

Я сидела в кафе. Сумку повесила на спинку стула. Собралась уходить, хотела расплатиться, повернулась – сумки нет. Сначала не поняла ничего. Потом поняла: украли. Сумку, где: деньги, мобильник, ключ от квартиры.

Из кафе отпустили с неоплаченным счетом. Извинились, сказали, что могу написать, конечно, заявление на имя руководства. Мне было не до того. Я шла по улице в неизвестном направлении. Первой мыслью было: позвонить другу! Руки потянулись открыть сумку, достать мобильник — и опустились. Мобильника-то нет!

Мысль вторая: попросить добрых людей позвонить с их мобильника! Ура! Стала искать в толпе доброе лицо…, но – ведь номера не знаю, ни одного мобильного номера, даже маминого!

Мысль третья: скорее домой! В метро тетеньку попросить пропустить без денег, поверить на слово, добраться до дома.., но – мысль четвертая — ключей-то нет!

И тут я впервые в жизни почувствовала себя бомжом. Совершенно беспомощным человеком без всего: без дома, без денег, без связи. Опыт настолько сильный, что все помню до сих пор.

Когда я добралась до мамы (она живет за городом, надо на электричке ехать), она начала: как так – украли? Как можно было так повесить сумку, ведь ты взрослый человек! Как можно быть такой вороной? Я говорю: мам, мне так плохо! А она: сама виновата!

Отвечает психолог Антон Сорин, доцент кафедры психологии МГУ, кандидат психологических наук.

— Ну, украли (сумку с кошельком, мобильником, ключом от квартиры – рассмотрим вариант средней степени тяжести), но ведь сам жив-здоров остался. Почему это не утешает? Почему так остро чувствуешь себя (у кого крали – знает) лично оскорбленным со всеми вытекающими? Ведь это же просто вещи.

— Потому что воровство — это всегда посягательство на наше «я». С самого раннего детства, задолго до того, как ребенку исполняется год, он начинает осваивать объекты и предметы внешнего мира. В психологии есть термин «переходные объекты» — это вещи с особой психологической «загрузкой» и потому наиболее важные для контакта с окружающим миром.

Для ребенка это – любимая игрушка, с которой он проводит вместе много времени: спит с ней, «кормит» ее, с ее помощью взаимодействует с миром. С возрастом на место игрушки приходят другие объекты, но суть их остается неизменной. Вещи, которые мы считаем своими и которые для нас важны, — это способ связи между нами, внешним миром и социальной реальностью.

Поэтому любое посягательство на эти вещи вызывает очень острую, болезненную реакцию. Это попытка ограничить нашу возможность контактировать с реальностью, доверять миру (который внезапно оказался небезопасным местом), устанавливать с ним отношения.

Кто-то извне насильно вторгается в наше суверенное личное пространство и наносит нам ущерб. С этой точки зрения воровство сродни изнасилованию.

Помимо этого, любое воровство наносит удар по нашему чувству контроля над окружающей нас действительностью. Обокраденный внезапно оказывается в ситуации, с которой он ничего не может поделать.

Минуту назад у него был мобильник в кармане, а сейчас уже нет – как позвонить друзьям, попросить о помощи? Сумка только что висела на спинке стула, а теперь ее нет, а вместе с ней «уплыли» документы, бумажник, ключи от дома – и надо срочно приспосабливаться к новому положению.

Произошло нечто необратимое, ты не смог этому помешать и не можешь вернуть все «как было». Причем произошло неожиданно. И человеку надо очень быстро решить массу серьезных проблем: как добраться до дома, как попасть в квартиру.

Человек ощущает свою беспомощность, а это непростое испытание для психики. Ведь находиться в состоянии покоя можно, лишь контролируя реальность в возможных пределах, а в случае воровства – контроль утерян, тебя насильно ставят в новые жизненные обстоятельства.

Любая ситуация, в которой человек теряет контроль над происходящим, «считывается» сознанием как угрожающая и вызывает ответную реакцию – тревогу и, соответственно, агрессию.

Как нам кажется, агрессия – это способ вновь вернуть себе контроль над ситуацией. И, как ни странно это звучит, нередко эта агрессия не на вора, а… на самого себя.

После кражи в голове часто крутятся самообвиняющие мысли: если бы я положил кошелек в сумку, а не в карман, его бы не вытащили, если бы я не выложил мобильник на стол, его бы не «увели».

Снова и снова переживаем мы ситуацию до ограбления, упрекая себя в том, что не подстелили соломки.

В какой-то мере такое самообвинение заложено в нас с детства – родителями, учителями, обществом.

Нас всех учили, что ответственность за то, что с нами происходит, за наши ошибки и промахи, целиком и полностью лежит на нас.

Ребенок с рождения слышит, что если он не справляется с ситуацией, то единственная тому причина – он сам: он недостаточно умен, недостаточно упорен и настойчив и так далее.

И это сопровождает нас всю жизнь. Тебя обокрали – это ты дурак, надо было глядеть в оба. Тебя бьет муж – сама такого выбирала. Изнасиловали – значит, спровоцировала. Что бы с тобой ни случилось, ты сам виноват – это хорошо транслируемая и привычная социальная норма.

В результате такого воспитания мы не всегда способны правильно оценить границы того, что подлежит нашему контролю, а что находится вне его, где мы действительно ответственны и «сами виноваты», а где – ответственны и виноваты не мы. Бороться с обвинительными установками, заложенными в нас с детства, можно и нужно. Необходимо приучать себя к мысли о том, что не все в этом мире нам подвластно, а уж тем более неподвластны нам чужие поступки.

Безусловно, не может быть никаких «сам/сама виноват/а» в случае, когда речь идет о противоправных действиях, направленных против нас.

Никто не может быть виноват в том, что его обокрали, избили, изнасиловали. Никакое действие с нашей стороны не дает позволения другим людям так с нами обращаться. Иначе, например, в случае изнасилования или избиения жертва разделяла бы уголовную ответственность с преступником, а это не так, даже если в действиях жертвы  рассматривается «провокация».

— Как перестать думать о потерях? Как успокоиться, выйти из бесконечного круга мыслей: столько денег! Можно было бы потратить их на то, на се. А мобильник, опять покупать новый. Как прийти в себя, успокоиться?

— Плохие мысли нужно победить хорошими мыслями: постарайтесь найти в происшедшем хотя бы каплю позитива. Вообще не пренебрегайте самоутешением в сложный для вас период.

Украли мобильник? Это повод купить новый, удобней прежнего. Или у ваших близких решилась проблема: что вам подарить в день рождения. Пропали контакты? В наш век социальных сетей эта потеря может быть хотя бы частично восполнена, а заодно появится повод познакомиться с сервисами хранения данных.

Не переживайте в одиночестве. Почти любое горе (кража уж точно) пройдет быстрее, если поделиться им с окружающими: пожаловаться, рассказать, как вам обидно и плохо, как вы возмущены, как вы не ожидали, как с вами это первый (второй, энный..) раз это случилось. Люди, даже не близко знакомые, могут и посочувствовать, и подсказать пути выхода, если ситуация достаточно сложная.

При этом важно помнить: кража – это наша потеря контроля над миром, а потеря контроля ведет к тревожности и агрессии.

Постарайтесь не излить эту агрессию на ближних, они ни в чем не виноваты.

Не превращайте жалобу в бесконечное нытье. Это очень скоро убьет всякое сочувствие к вам. Жалуйтесь, но зацикливайтесь на этой роли.

Отмечайте то хорошее, пусть и неочевидное, что принесло случившееся в вашу жизнь. Будете стараться – обязательно заметите.

Может быть, узнав о краже, вам предложил помощь человек, от которого вы этого никак не ожидали? Или просто так тепло посочувствовал, что вы убедились – а он хорошо к вам относится! Или многолетний друг подтвердил надежность дружбы, без вопросов одолжив вам нужную сумму? А может быть, вы узнали, сколько вообще человек сочувствует вам в такой неприятной ситуации? Может, вы почувствовали, как вас любят в семье? Или вы поняли, что в сложной ситуации способны держать удар?

— Как понять — обращаться в милицию или нет? Понятно, если кража крупная – обращаться, а если в масштабах сумки? Ведь на обращение в милицию тоже нужны силы, а человек и так расстроен.

— На кражу обязательно надо отреагировать. Даже если эти действия не ориентированы на непременное получение результата. Например, если у нас похитили имущество, то перед нами встает выбор: обращаться в правоохранительные органы или нет.

С одной стороны – совершено преступление, но с другой (особенно, если похищено что-то не очень ценное) – понятно, что в полиции никто особенно усердствовать не станет и шанс, что украденный мобильник или кошелек к нам вернется, невелик.

Поэтому очень многие «забивают» и не обращаются в органы, полагая, что пользы от этого нет.

Но с точки зрения психологии польза есть! Даже если мы понимаем, что от нашего обращения толку будет мало, все равно это наш способ реакции на ситуацию, наши действия, направленные на то, чтобы справиться с новыми обстоятельствами. Мы снова берем контроль над жизнью в свои руки. Мы делаем что-то, чтобы найти преступников, а возможно – вернуть потерянное. Конкретные, логичные действия помогут нам успокоиться, обрести уверенность.

Но когда вы попереживали и сделали все, что могли, или, например, не стали ничего делать — обращаться в полицию (тут каждый исходит из своих ресурсов), важно принять ситуацию, примириться с ней. Она уже произошла. Не в вашей власти изменить прошлое.

Сейчас скажу то, что за рамками психологии: можно попробовать найти в происшедшем «высший смысл».

Если вы попереживали, вас утешили, а вы все равно не успокаиваетесь, может, вещи стали занимать слишком большую часть вашей жизни? И это вам сверху намекают на переориентацию ценностей? Это — тема для размышлений.

А критерием примиренности в нашем случае будет согласие на потерю постфактум.

— Если обокрали члена семьи, ребенка, друга, коллегу, — как правильно реагировать? Часто люди хотят утешить, а получается только хуже.

— Нельзя виноватить, ругать и подсмеиваться. «Ну что ж ты такой растяпа, небось, ворон считал – вот бумажник и вытащили». «Сам виноват, в следующий раз будешь деньги в банке хранить, а не дома». Подумайте, для чего вы это говорите?

Задним умом все крепки, толку от подобных нравоучений никакого, а человеку и без того плохо, разве можно его добивать?

После такого на доверительные отношения рассчитывать не приходится. А самому пострадавшему я бы в такой ситуации порекомендовал прервать разговор и просто уйти, потому что собеседник явно не способен правильно оценить ситуацию.

Чаще всего ругать начинают самые близкие: родители – детей, дети – пожилых родителей, супруги – супругов. Понятно, что если пострадал член вашей семьи – пострадали (в том числе  материально) и вы сами.

Естественен ваш гнев. Но подумайте: ругая, вы просто выплескиваете свой гнев наружу, освобождаетесь от негатива. Вам становится легче.

А вашему близкому, который уже пострадал и сам переживает (как бы он не держался) – еще тяжелее.

Если вы добрый и хотите подбодрить человека, то и здесь есть несколько вещей, которых делать не следует:

Нельзя обесценивать случившееся. «Ерунда, всего лишь мобильник украли, ничего страшного». «Подумаешь, кошелек вытащили, не зарезали же».

Обокраденный будет чувствовать, что сытый голодного не разумеет, вы не понимаете, что он переживает, и не хотите понимать.

В результате вместо поддержки вы только заставите человека замкнуться в себе, потому что в ваших глазах он выглядит глупо и смешно – переживает из-за такой ерунды.

Рискованно вместе с ним искать положительные моменты в том, что кража случилась. Ну разве что обокраденный вас об этом попросит и вы поймете, что он способен отнестись к таким разговорам с долей юмора. В противном случае это может быть принято за насмешку и обесценивание случившегося. Человек может обозлиться: мол, ты не в моей шкуре, легко тебе сочинять всякую ерунду.

— Обязательно надо сказать, что обокраденный ни в чем не виноват. Преступление совершил вор, а не он. Если это уместно, можно и нужно предложить помощь. Можно предложить ему совершить какие-то конкретные действия – например, сходить в полицию, написать заявление. Главное – чтобы человек чувствовал, что вы не считаете случившееся ерундой и понимаете его переживание.

Только не увлекайтесь ролью жилетки, чтобы у обокраденного не было соблазна превратиться в вечно ноющую жертву.

Постскриптум от редакции:

«Когда обворуют, то не надо скорбеть, а представить, что дали милостыню, и Господь вернет в десять раз больше. — Прп. Иосиф Оптинский

«В одном из житий Киево-Печерских угодников сказано: если кто об украденных у него деньгах не жалеет, то это вменится ему более произвольной милостыни». — Прп. Амвросий Оптинский

Рисунки Дмитрия Петрова

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/esli-vas-obokrali/

Что делать, если ограбили дом?

Ограбили дом что делать

Устройства для видеонаблюдения становятся все ближе к простому пользователю, который хочет защитить себя, близких и ценную собственность. Конечно, в первую очередь под доступностью имеется в виду простота использования и совместимость с другими устройствами, использующимися в быту.

Стоимость же на данном этапе оставляет желать лучшего, хотя такая ситуация сложилась из-за сложности конструкции самой видеокамеры. Все вышесказанное относится в основном к таким устройствам как IP-камеры, о выборе которых и пойдет речь в данной статье.

Современные IP-видеокамеры рассчитаны на работу в тесной интеграции с компьютерной сетью. Каждый сегодня так или иначе имеет дело с интернетом или локальными сетями, даже тот, кто работает за ПК на дому.

Он может добавить в свою «систему» IP-камеры и управлять ими посредством своего настольного компьютера или портативного устройства из любого места с доступом к интернету. Но простота настройки не означает, что применение IP-камер ограничено только любительским уровнем.

IP-камеры используются повсеместно предпринимателями, для которых на первом месте стоят такие качества как портативность и удобство использования. Сетевые видеокамеры находят себе место в магазинах, офисах, загородных домах и на складах.

Как выбрать качественное оборудование для системы IP-наблюдения?

Если задачей является обустройство надежной системы наблюдения, к выбору нужных устройств нужно подходить серьезно. Оборудование подбирается с учетом особенностей объекта, за которым будет вестись видеонаблюдение.

Чем сложнее планировка объекта, тем точнее должна быть система охраны, следовательно – и больше задействованных устройств. Посмотрим, какие вопросы следует решить перед тем, как приступать к выбору IP-камер.

В каких местах будут установлены видеоустройства, внутри помещений, или на улице?

камеры для использования вне помещений имеют специальный, защищенный от любых вредных воздействий, корпус.

Также для IP-камеры можно подобрать защитный кожух, который не даст электронике устройства переохлаждаться зимой и слишком нагреваться летом. Оборудование для внутреннего использования можно не закрывать специальными кожухами.

Хотя иногда используются и декоративные кожухи, которые полностью скрывают видеокамеру от глаз проходящих мимо людей и хорошо вписываются в интерьер.

Каким способом устройства будут подключены к сети?

Преимущество IP-камеры в том, что она, как и другое сетевое оборудование, поддерживает разные способы подключения к сети. Передача данных может вестись как по Ethernet-кабелю, так и по беспроводному каналу Wi-Fi.

Обычно выбирается проводной способ как более надежный. Еще один плюс «витой пары» перед Wi-Fi – возможность подачи электропитания к IP-камере (технология PoE).

С другой стороны, Wi-Fi может быть просто незаменимым в случае трудного расположения видеокамеры, или если видеонаблюдение устанавливается временно.

Нужно ли удаленное управление камерами?

Можно сэкономить на количестве видеоустройств, воспользовавшись технологией удаленного управления для контроля большей площади объекта. Если IP-камеры имеют функцию PTZ, пользователь сможет направлять их через интерфейс удаленного устройства, изменять фокусное расстояние. Но при повороте камеры другая зона пропадает из видимости. Все равно, больше камер – больший контроль над объектом.

Наличие инфракрасной подсветки – важный фактор при выборе IP-камер для системы безопасности. От нее зависит, будут ли видеоустройства охраны настолько же эффективными ночью, как днем. Другой способ – обеспечить традиционную подсветку объекта ночью, но для работы в таких условиях потребуется очень чувствительное оборудование.

Нужен ли архив для записей?

Полноценные системы видеонаблюдения поддерживают просмотр видеоматериалов из архива. Обычно причины какого-либо происшествия изучают именно при анализе сохраненных камерами видеороликов.

Ролики сохраняются на специально выделенном компьютере – сервере. Если в системе будет архив, стоит подбирать соответствующие IP-камеры. Они должны сохранять видео высокого качества.

Для временного хранения данных в самой видеокамере можно использовать карты памяти типа SD.

Нужны ли дополнительные возможности видеокамер?

Современные IP-камеры являются автономными устройствами. Они могут самостоятельно обрабатывать входящую информацию. К дополнительным возможностям можно отнести добавление звуковой дорожки к видеопотоку, аналитический анализ данных, срабатывание на движение и пр.

Собрав ответы на вышеперечисленные вопросы, можно начинать выбор оборудования с нужными техническими характеристиками или же заказать услугу по установке видеонаблюдения у специалистов Агентства Комплексной Безопасности. Для разных точек сложного объекта подбираются устройства со своим полем зрения и другими параметрами.

В более простых случаях используются стандартные наборы из 4 или 8 одинаковых IP-камер. Стоит помнить, что чем больше цена, тем совершеннее устройство данного вида. За дополнительную плату пользователь может получить видеокамеру для удаленного наблюдения с функциями оптического зума, поворотным механизмом и установленным ПО для обработки данных.

Такое устройство способно в некоторых случаях заменить собой несколько видеокамер прошлого поколения.

Источник: https://security.akb.ua/chto-delat-esli-ograbili-dom

Как ограбили мою квартиру и чему меня это научило — новости Киева на БЖ

Ограбили дом что делать

В социальных сетях появляется множество историй о квартирных кражах, и их количество пугает.

Мы поговорили с несколькими киевлянами, которым пришлось пережить кражу — о том, как они пытались найти украденное, помогли ли камеры видеонаблюдения и что предприняли после, чтобы обезопасить жилье и имущество в будущем.

Также пообщались с инспектором полиции, которая рассказала о своем опыте выездов на места квартирных краж.

Евгений Котенко, 36 лет, фотограф

Где живет: Русановка
Что украли: ноутбук, фототехнику, велосипед

Кража

1 сентября 2017-го обокрали мою квартиру на Русановке, в которой я прожил более двух месяцев. Украли, в основном, дорогую технику: линзы для фотокамеры, вспышку, камеру, макбук, вывезли велосипед.

Работали четко, ровно час провели в помещении. Но в аппаратуре не очень разбирались, взяли то, что выглядело дорого. А зарядку забрали не от той камеры. Видно было, что искали деньги.

Пакетик с мелочью забрали.

Поиск грабителей

У меня есть фото с камер видеонаблюдения на подъезде, как мужчина вывозит на улицу мой велосипед. Несмотря на это, в течение месяца после инцидента со мной так и не связался следователь, и когда я добрался к нему самостоятельно, выяснилось, что он вообще впервые видит мое дело.

Жители соседнего дома также опознали грабителей, они там велосипеды тырили.

Этих людей неоднократно ловили и отправляли в полицию. Там их отпускали.

В итоге, однажды их просто отметелили, ну, те и пропали, а потом перешли на наш дом.

Поиск украденного

Чтобы были какие-то доказательства, на технику нужно иметь документы, а особенно — на фототехнику. Мои документы потерялись при переезде офиса, потому что техника, в основном, была рабочая, а не моя собственная. У меня же были на руках только документы на макбук, но они не помогли в поисках.

На сайтах типа OLX и разнообразных “барахолках” в интернете несколько раз выставляли на продажу объектив 400 мм по смешной цене, и его никто не брал, так как оптика очень специфическая. Но без документов я смог бы ее отобрать только путем разборок в стиле 90-х. Потому полиция только разводила руками.

Выводы

У меня есть подозрение, что наводку дала служба доставки: за месяц было порядка пяти доставок. Уж очень лица на видео похожи на тех, кто привозил мне холодильник.

Понял, что на будущее нужно перестраховываться: иметь где-то на почте фото всех документов с серийными номерами. Но, опять же, наша доблестная полиция это все искать не будет — что-то получится, если сам найдешь, приедешь, вызовешь полицию на место и покажешь все документы на эту технику.

Больше я не хожу по дому с камерой — лишний раз стараюсь не светить, что я фотограф.

Еще понял, что дома обязательно нужно иметь сейф.

Эта ситуация научила меня, что после въезда в новое жилье нужно сразу же менять замки, ставить что-то качественное и хорошее.

Ну, и надеяться нужно только на себя: ни консьержи, ни полиция, ни видеонаблюдение на доме ничем мне не помогли.

Лариса Сербинова, 32 года, научный сотрудник и преподаватель

Где живет: Оболонь
Что украли: два ноутбука, наушники, две пары часов, деньги

Судебное разбирательство

Первое судебное заседание должно было состояться в мае 2016-го. Раз пять заседание переносили, потом три раза меняли судью. Только в октябре 2017-го вора осудили на три года и один месяц.

Обязали возместить мне 40 тыс. грн. Пока еще ничего никто не выплатил.

Если честно, я на это особо и не надеюсь. Для меня было важнее, чтобы он сел.

“Клиент” надеялся выйти под амнистию по закону Савченко, так как пока суд затягивался, он долго пробыл в СИЗО. Решил подать на апелляцию, мол, я болею, все такое. Но ее отклонили.

Карина Струк, 26 лет, журналист

Где живет: Нивки
Что украли: два ноутбука, золото, фамильные драгоценности

Что было после

Полиция все описала, но больше никаких вестей, опросов и встреч со следователем у меня не было. На следующий день я вызвала мастера, чтобы поменять замки, плюс врезала еще один. Этот мужчина сказал, что в последнее время у него много вызовов — участились кражи. Также сразу объяснил, что даже самый надежный замок сейчас взламывают максимум за 5-7 минут, да и то практически бесшумно.

Евгения*, инспектор патрульной полиции

Перед кражей идет долгая подготовка — изучают, когда жильцы находятся дома, когда уходят, как надолго. Вычислить, что квартиру пасут, почти невозможно. Просто потому, что об этом не задумываешься и не обращаешь внимания на проходящих мимо людей или тех, кто пьет пиво возле подъезда.

Разные «газовщики», представители орифлеймов и прочей ереси — каждый из них может быть потенциальным выведывальщиком обстановки.

Какая бы система безопасности не стояла, если кому-то нужно — они сделают свое дело. По моему опыту, спасти может только система Mul-T-Lock. У меня было два вызова, когда пытались проникнуть в квартиру, но спас именно этот замок. В нем есть противовзломная система, и если она срабатывает, то в дверную коробку выдвигаются штыри. После этого дверь можно разве что выбить.

На первые и вторые этажи проникают чаще всего через окна — путем отжима металлопластикового окна. Отверткой это очень легко делается, особенно, если окно дешевое.

Выбирая квартиру, смотрят также на наличие кондиционеров или решеток, по которым удобнее лезть выше.

На моей практике была ситуация, когда обокрали квартиру на первом этаже у женщины, которая часто уезжала на длительный срок. В квартире была сигнализация, решетка. Приблизительно за неделю до проникновения решетку срезали и аккуратно поставили между гаражей рядом, потом отдавили стекло. Охрана ехала три минуты, но уже никого не застала. Правда, вынесли мелочь, первое, что попалось под руку.

А вернуть имущество, насколько мне известно, невозможно — грабители сразу все продают, и потом ищи.

*Героиня попросила не указывать свою фамилию

Daniel von Appen, Erik Witsoe, Igor Ovsyannykov, David East / Unsplash

14 января, 2018

Источник: https://bzh.life/lyudi/ludi-kotoryh-ograbili

Адвокат Аврелин
Добавить комментарий