Как открыть семейный детский дом в России

Пресс-центр

Как открыть семейный детский дом в России

23.06.2018

pixabay.com

Мы продолжаем публиковать цикл материалов, где юристы поясняют особенности создания приемных семей. На этот раз они рассказали об особенностях функционирования детских домов семейного типа.

Семейный кодекс Украины и Закон Украины «Об обеспечении организационно-правовых условий социальной защиты детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения» устанавливают несколько форм устройства детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения, а именно:

  • усыновление;
  • установление опеки или попечительства;
  • приемная семья;
  • детский дом семейного типа;
  • учреждения для детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения.

Приоритетными формами устройства детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения, являются семейные формы, одна из которых – детский дом семейного типа.

По информации Министерства социальной политики Украины, по состоянию на 31.12.2017 в Украине функционировало 1020 детских домов семейного типа, в которых воспитывалось 6815 детей.

Что такое детский дом семейного типа

Детский дом семейного типа – это отдельная семья, которая создается по желанию супругов или одинокого лица, не состоящего в браке, с целью обеспечения семейным воспитанием и совместного проживания не менее пяти детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения. Общее количество детей, включая родных, в такой семье не может превышать десяти человек.

Лица, создавшие детский дом семейного типа, получают статус родителей-воспитателей, а дети – статус воспитанников.

На устройство ребенка-сироты и ребенка, лишенного родительского попечения, в детский дом семейного типа требуется согласие ребенка, если он достиг такого возраста и уровня развития, что может его выразить.

Требования к родителям-воспитателям

В соответствии с Положением о детском доме семейного типа, утвержденным Постановлением Кабинета Министров Украины № 564 от 26.04.2002, родителями-воспитателями могут быть совершеннолетние и трудоспособные лица, состоящие в браке или одинокое лицо, не состоящее в браке, соответствующие следующим условиям:

Возраст. Устройство детей в детский дом семейного типа проводится с учетом возраста родителей-воспитателей и детей таким образом, чтобы на время достижения обоими родителями-воспитателями пенсионного возраста все воспитанники достигли возраста выбытия из детского дома семейного типа.

В случае достижения пенсионного возраста одним из родителей-воспитателей время пребывания детей определяется по возрасту младшего из родителей. В отдельных случаях детский дом семейного типа может работать и после достижения родителями-воспитателями пенсионного возраста, но не более чем в течение пяти лет.

Доход. Среднемесячный совокупный доход семьи в расчете на одно лицо за предыдущие шесть месяцев, предшествовавших месяцу обращения с заявлением о создании детского дома семейного типа, не может быть меньше размера прожиточного минимума, установленного законом для соответствующих социальных и демографических групп населения.

Кто не может быть родителями-воспитателями

Законодательством установлен исчерпывающий перечень лиц, которые не могут быть родителями-воспитателями, а именно:

  • лица, признанные в установленном порядке недееспособными или ограниченно дееспособными;
  • лица, лишенные родительских прав;
  • лица, которые были усыновителями, опекунами, попечителями, приемным отцом, отцом-воспитателем другого ребенка, но усыновление было отменено или признано недействительным; опеку, попечительство или деятельность приемной семьи или детского дома семейного типа было прекращено по их вине;
  • лица, которые по состоянию здоровья не могут исполнять обязанности по воспитанию детей: инвалиды I или II группы, которые по заключению медико-социальной экспертной комиссии нуждаются в постороннем уходе; лица, у которых официально зарегистрированы асоциальные проявления, склонность к насилию; 
  • лица, состоящие на учете или лечении в психоневрологическом или наркологическом диспансере;
  • лица, которые злоупотребляют спиртными напитками или наркотическими средствами;
  • лица, страдающие от болезней, перечень которых утвержден Минздравом;
  • лица, которые были осуждены за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства, половой свободы и половой неприкосновенности личности, против общественной безопасности, общественного порядка и нравственности, в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров, а также за преступления, предусмотренные статьями 148, 150, 150-1, 164, 166, 167, 169, 181, 187, 324 и 442 Уголовного кодекса Украины, или имеют непогашенную или не снятую в установленном законом порядке судимость за совершение других преступлений;
  • лица, с которыми на совместной жилплощади проживают члены семьи (в том числе малолетние и несовершеннолетние дети), имеющие глубокие органические поражения нервной системы, алкогольную и наркотическую зависимость, больные СПИДом, открытой формой туберкулеза, имеющие психотические расстройства, у которых официально зарегистрированы асоциальные проявления, склонности к насилию;
  • лица, не имеющие постоянного места проживания и постоянного заработка;
  • являются иностранцами, кроме случаев, когда иностранец является родственником ребенка;
  • являются лицами без гражданства.

Создание детского дома семейного типа

Порядок создания детского дома семейного типа определен Законом Украины «Об обеспечении организационно-правовых условий социальной защиты детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения», Постановлением Кабинета Министров Украины № 564 от 26 апреля 2002 года «Об утверждении Положения о детском доме семейного типа».

Первый этап – включение потенциальных родителей-воспитателей в Банк данных о семьях потенциальных усыновителей, опекунов, попечителей, приемных родителей, родителей-воспитателей (далее – Банк данных).

  1. Прежде всего необходимо обратиться в Центр социальных служб для семьи, детей и молодежи по месту жительства, где можно получить консультацию по всем вопросам, связанным с созданием детского дома семейного типа.
  2. Подать в Центр социальных служб для семьи, детей и молодежи заявление о постановке на учет как кандидатов в родители-воспитатели.
  3. Получить в Центре социальных служб для семьи, детей и молодежи направление на прохождение специального обучения для кандидатов в родители-воспитатели. Обучение проходит в Региональном центре социальных служб для семьи, детей и молодежи. После прохождения курса кандидатам в родители-воспитатели выдается справка о его прохождении, а также рекомендация Центра социальных служб для семьи, детей и молодежи о включении лиц в Банк данных в качестве потенциальных родителей-воспитателей.
  4. Собрать пакет необходимых документов и вместе с заявлением о создании детского дома семейного типа подать в Службу по делам детей.
  5. На основании поданных документов, с учетом успешности прохождения курса обучения,  Служба по делам детей дает заключение о целесообразности (нецелесообразности) создания детского дома семейного типа.
  6. Служба по делам детей вносит сведения о лицах в Банк данных как о потенциальных родителях-воспитателях.

Второй этап – получение решения о создании детского дома семейного типа

Кандидаты в родители-воспитатели подают заявление в районную государственную администрацию или исполнительный орган городского совета о создании детского дома семейного типа.

Глава районной государственной администрации или исполкома городского совета распоряжение о создании детского дома семейного типа, после чего между органом, принявшим решение, и родителями-воспитателями заключается договор об организации деятельности детского дома семейного типа.

Третий этап – поиск детей

Детский дом семейного типа комплектуется детьми в течение двенадцати месяцев со дня создания. Контроль за его комплектованием осуществляет местная служба по делам детей.

Необходимые документы

Кандидаты в родители-воспитатели должны собрать следующий пакет документов:

  • заявление кандидатов в родители-воспитатели о создании детского дома семейного типа с указанием информации о наличии или отсутствии кредитных обязательств;
  • копии паспортов кандидатов в родители-воспитатели;
  • справку о составе семьи (форма № 3);
  • копию свидетельства о браке (для супругов);
  • справку о состоянии здоровья кандидатов в родители-воспитатели и членов семьи, проживающих вместе с ними;
  • справку о доходах за последние шесть месяцев или справки о поданных декларациях об имущественном состоянии и доходах (об уплате налога на доходы физических лиц и об отсутствии налоговых обязательств по такому налогу);
  • справку о наличии/отсутствии исполнительного производства относительно долговых обязательств;
  • справку о прохождении курса подготовки и рекомендации Центра социальных служб для семьи, детей и молодежи о включении потенциальных родителей-воспитателей в Банк данных;
  • нотариально заверенное письменное согласие всех совершеннолетних членов семьи, проживающих вместе с кандидатами в родители-воспитатели, на создание или организацию детского дома семейного типа.

Срок функционирования детского дома семейного типа

Воспитанники проживают и воспитываются в детском доме семейного типа до достижения 18-летнего возраста, а в случае продолжения обучения в профессионально-техническом, высшем учебном заведении I–IV уровней аккредитации – до его окончания.

В случае уменьшения количества воспитанников в результате выбытия их по возрасту или по другим причинам решается вопрос о пополнении детского дома семейного типа воспитанниками или перевода его в статус приемной семьи.

Досрочное прекращение функционирования детского дома семейного типа

Функционирование детского дома семейного типа может быть прекращено досрочно, а воспитанники отобраны у родителей-воспитателей в таких случаях:

  • возникновение в детском доме семейного типа неблагоприятных условий для воспитания детей и совместного проживания (тяжелая болезнь родителей-воспитателей, отсутствие взаимопонимания родителей с детьми, конфликтные отношения детей);
  • невыполнение родителями-воспитателями обязанностей по надлежащему воспитанию, развитию и содержанию детей;
  • возвращение детей родным родителям;
  • усыновление детей;
  • выявление обстоятельств умышленного выведения ребенка из детского дома семейного типа с целью усыновления его иностранцами за исключением ситуаций, когда иностранец является родственником ребенка;
  • выявление обстоятельств, при наличии которых лицо не имеет право быть родителем-воспитателем;
  • в случае если у родителей-воспитателей или членов семьи, с которыми они проживают на совместной жилой площади, в том числе  у малолетних и несовершеннолетних детей, диагностированы заболевания: глубокие органические поражения нервной системы, СПИД (кроме семей, принимающих на воспитание детей, пораженных ВИЧ-инфекцией), открытая форма туберкулеза, психотические расстройства, асоциальные проявления, склонность к насилию.

Права родителей-воспитателей

Кандидаты в родители-воспитатели имеют право в обязательном порядке быть проинформированными Службой по делам детей о состоянии здоровья, физическом и умственном развитии детей, которых они желают взять на воспитание и совместное проживание.

Обязанности родителей-воспитателей

Родители-воспитатели обязаны:

  • способствовать обеспечению приоритетного права воспитанников на усыновление;
  • сотрудничать с местными службами по делам детей и центрами социальных служб для семьи, детей и молодежи в ходе осуществления социального сопровождения детских домов семейного типа;
  • в случае необходимости обращаться в центры социальных служб для семьи, детей и молодежи в связи с необходимостью привлечения специалистов для решения проблемных вопросов;
  • один раз в два года проходить курс  соответствующей подготовки, проведение которой обеспечивают областные центры социальных служб для семьи, детей и молодежи по программе, утвержденной Минсоцполитики.

Родители-воспитатели несут все определенные законодательством для родителей обязанности по воспитанию и развитию детей, а именно:

  • уважать ребенка;
  • воспитывать ребенка в духе уважения к правам и свободам других людей, любви к своей семье, своему народу, своей Родине;
  • заботиться о здоровье ребенка, его физическом, духовном и нравственном развитии;
  • обеспечить получение ребенком полного общего среднего образования, готовить его к самостоятельной жизни;
  • запрещаются любые виды эксплуатации родителями своего ребенка;
  • запрещаются физические наказания ребенка родителями, а также применение ими других видов наказаний, унижающих человеческое достоинство ребенка.

Родители-воспитатели несут ответственность за жизнь, здоровье, физическое и психическое развитие воспитанников.

Права воспитанников

Воспитанники имеют право поддерживать личные контакты с родителями и другими родственниками за исключением случаев, когда это может нанести вред их жизни, здоровью и нравственному воспитанию.

За воспитанниками детского дома семейного типа сохраняется право на алименты, пенсию, другие социальные выплаты, а также на возмещение ущерба в связи с потерей кормильца, которые они имели до устройства в детский дом семейного типа.

ИСТОЧНИК

Источник: https://www.fdu.org.ua/news/30561

Кто становится папой и мамой в семейных детских домах

Как открыть семейный детский дом в России

25 лет назад появились первые детские дома семейного типа

История детских домов семейного типа началась в 1998 году. Тогда советский детский писатель Альберт Лиханов предложил открывать семейные детские дома (согласитесь, такое название гораздо теплее, чем казенное «семейного типа»).

«Сама идея патронажной семьи возникла еще в царской России. Это наш славянский продукт. На Западе эту идею подхватили, а у нас считалось, что коллективная форма воспитания лучше семейной», — говорит Людмила Волынец, руководитель управления обеспечения деятельности Уполномоченного Президента Украины по правам ребенка.

1992–1996. Кризис

В лихие девяностые количество ДДСТ уменьшается фактически вдвое. Многие возвращали детей, не имея возможности их обеспечить. «Были дни, когда я понимала, что мне надо килограммом гречки накормить 15 детей. Иногда нам выплачивали только одну десятую всей положенной суммы. Но мы были молоды и не теряли оптимизма», — вспоминает Ирина Кожухарова (она одной из первых открыла ДДСТ в Симферополе).

При этом существовала жесткая система контроля, за каждую потраченную гривню родителям-воспитателям надо было отчитаться, предоставить чеки (эту практику отменили лишь в 2005-м).

1998–2001. Выпускники и беспризорники

Появляются первые выпускники ДДСТ, которые вскоре обзаводятся своими собственными семьями. «Есть исследования, согласно которым 80% мам, отказавшихся от новорожденных, выросли в интернатах. Но среди воспитанниц ДДСТ кукушек нет!» — рассказывает Дарья Касьянова, руководитель проекта «Сиротству — нет» Фонда Рината Ахметова «Развитие Украины».

Это время также запомнилось огромным количеством беспризорников. И по словам Людмилы Волынец, примерно треть детей улиц осела в семейных детдомах.

2005. Деньги за детьми

Меняется система финансирования. Ранее детям платили пособие из местных бюджетов и дети в Днепропетровске могли получать в девять раз больше денег, чем в Закарпатье.

С 2005 года государство ежемесячно платит детям два прожиточных минимума (сейчас это около 2000 грн). У родителей появилась зарплата — 35% от суммы на детей. «Деньги это небольшие. Оплачиваешь из них коммунальные, садик, кружки.

Хватает внатяжку», — говорит Лидия Ковалева, мама-воспитатель с двадцатилетним стажем.

2010–2014. Стабильность и пенсии

По данным Волынец, несмотря на обстановку в стране, украинцы продолжают создавать ДДСТ. Тенденций к спаду нет.

И еще одна примета времени: многие мамы и папы достигли возраста, когда надо задумываться об уходе на пенсию. «За двадцать лет я воспитала 35 детей, а пенсия у меня будет 1100 грн. Разве это справедливо?» — спрашивает Лидия Ковалева.

Мамин дом

На наш юбилей в этом году приехало около сотни родственников, и это даже не половина всей нашей родни, — уверяет 53-летняя Нина Лыскина из Новомосковска (Днепропетровская область).

Нина Ивановна и ее муж Виталий Алексеевич четверть века назад одними из первых в Украине открыли детский дом семейного типа. За эти годы они воспитали 25 детей, и сейчас их бабушкой и дедушкой называют 26 внуков.

Но о пенсии супруги даже не думают — в их доме сейчас растут 15 детей, самой маленькой воспитаннице три года. «Так что на печке отдыхать нам еще рано, — говорит Нина Ивановна.

— Тем более что наш единственный родной сын Андрей решил пойти по родительским стопам и вместе с женой недавно открыл свой семейный детский дом, взяв из интерната шестерых ребят. Представьте, как я была счастлива! Нам не у кого было спросить совета, а у сына есть мы. Будем помогать!»

«Мама, мы тебя ждали!»

Лыскины всегда хотели иметь много детей. Но после рождения сына Андрея Нина Ивановна перенесла несколько операций и больше не могла иметь детей. Четыре года супруги стояли в очереди на усыновление, но им не предложили ни одного ребенка. Когда же они заикнулись, что готовы взять себе и двух-трех ребят, их пригласили в управление образования и предложили открыть семейный детский дом.

«Тогда еще никто толком не знал, что должны из себя представлять семейные детдома, — вспоминает Нина Ивановна.

— Чиновники лишь подчеркивали, что это не наши дети, это «госдети», не надо быть им матерью, надо быть воспитательницей.

Но как не быть матерью? Мы взяли сразу пятерых детей, которые кинулись к нам со словами: «Мама и папа, почему вы так давно не приезжали? Мы вас так долго ждали!» Мы их обняли, прижали к груди, они плачут, мы плачем…»

Караульный год

«Первый месяц скорая помощь не отъезжала от дома Лыскиных. Только увезли мальчика, который наелся цветного мыла, а уже надо возвращаться за его братом, выпившим шампунь.

«В интернате этого всего не было, откуда же им знать, что это несъедобно, — защищает ребят Нина Ивановна.

А Андрей вспоминает, как ребятня оставила от его игрушечных машинок одни винтики да пружинки: «Им так хотелось узнать, что там внутри, что разобрали все!»

Но больше всего Лыскиных удивило то, что их первые воспитанники всюду ходили строем. «Зовем на кухню — все бегут, говорим во дворе поиграть — уже все там, — говорит Нина Ивановна. — Долго же мы их отучали от строевой жизни! Как понадобилось время и на то, чтобы дети привыкли, что в доме всегда есть еда.

Они хоть и ели до отвала, но все равно украдкой складывали «пайки» под матрас. Когда меняли постели, под подушками были и вареники, и пироги, и каша, и куски хлеба. Это синдром детдомовского ребенка — им важно было знать, что еда не закончится». Андрей говорит, что его воспитанники точно так же поступали: «С месяц наесться не могли! Хотя у нас миски такие, серьезные.

Наравне со мной ели примерно месяц, потом поняли, что никуда еда от них не денется».

Финансовый совет

Живут Лыскины в частном секторе, изначально их дом был сравнительно небольшим — 7 на 11 метров. Но за четверть века его несколько раз достраивали и перестраивали. Сделали второй этаж под крышей, сарай переоборудовали в столовую, во дворе обустроили игровую площадку.

«И сейчас у нас почти 300 квадратных метров. Когда первый раз к нам гости приходят, удивляются, с улицы дом таким большим не выглядит», — хвастается Нина Ивановна. Благодаря родителям у старших воспитанников появились свои дома.

Они покупают домики в окрестных селах, сами их ремонтируют, наводят порядок на огородах. «Государство лишь обещает жилье сиротам…», — говорит Нина Ивановна.

Было время, что и денег семья не видела — в 90-х пособие задерживали иной раз и по полгода, а потом выплачивали частями.

«Мы и на огороде работали, и сено косили для коровы, так что не голодали. И не скажу, что было тяжело. Мы же были веселыми детьми. И помидорами друг в друга кидали, и арбузами. Потом все дружно стояли над тазиками и вещи стирали, — вспоминает Андрей.

— Мне кажется, что, если бы мы не помогали родителям, они не воспитали бы столько детей. Старшие и дома, и в школе смотрели за младшими. Могли пристыдить: «Зачем ты так делаешь? Мама расстроится». Есть в доме и свой казначей из старших детей. В его обязанности входит выдача карманных денег.

А если кого поощрить надо или, наоборот, урезать финансирование, собирают семейный совет.

«Это моя жизнь»

«У меня были очень трудные дети, но со временем они стали нормальными ребятами. Среди моих детей нет ни пьяниц, ни наркоманов. Может, только парой человек я не довольна, но они сами свою жизнь выбрали и пока не жалуются, — признается Нина Ивановна. — Некоторые мои дети — это так называемые социальные сироты, то есть их родные родители были лишены прав.

Помню, как некоторые при слове «мама» в ужасе вздрагивали — видать, такого насмотрелись… Но постепенно все забывается, и пятеро ребят вернулись к кровным родителям. Более-менее жизнь сложилась только у одного… Вот была у нас очень способная девочка, училась на 11–12 баллов, ее хвалили в музыкальной школе. Когда ушла к маме, бросила учебу, рано родила ребенка, живет без мужа.

Один мальчик спился в родительском доме…»

Андрей Лыскин говорит, что постоянно поддерживает, встречается, созванивается со своими братьями и сестрами. Кто-то работает водителем, кто-то воспитывает своих детей. «Одна из сестричек тоже хотела открыть семейный детский дом. Я ей говорю: «У тебя должны быть нервы железные.

Постоянно надо всех контролировать. То один заболел, то второй не доел. И бывают дети тихие, а бывает, кошмар. Годы пройдут, пока все наладится». И сестра пока не взяла детей. Не подумаейте, что я отговаривал, просто этот шаг должен быть очень обдуманным. Ну а как решится, помогу, конечно.

И советом, и делом», — говорит Андрей.

«Мы уже привыкли так жить. У нас телефон не замолкает: «Мама, как дела? Не болеешь? Все нормально? Входная дверь тоже никогда не закрывается. Только один ушел, второй пришел, — говорит Нина Ивановна.

— Но мы привыкли к непрерывному шуму и гаму. Я не представляю, как жить в тишине и покое. Как жить без этого: «Мама, он меня ущипнул», «Мама она у меня игрушку забрала». Все время крутишься между ними, того обнимешь, того поругаешь.

Это наша жизнь, другой у нас нет».

«Бывает, что через месяц половина диагнозов снимается»

Натальи Бучковской из Владимира-Волынского не простой дом семейного типа. Уже 21 год она воспитывает, вернее, выхаживает деток со страшными диагнозами: отставание в развитии, ДЦП и т. д. В ее семье сейчас 11 детей. «Вы даже не представляете, как тяжело с больными детьми.

Но вы даже представить не можете мою радость, когда я вижу, что малыши с букетом диагнозов становятся здоровыми. Своего младшего я забирала из интерната с тяжелейшим пороком сердца. Вяленький такой был. Прошел месяц, и он ничем не отличается от сверстников. У среднего мальчика сняли диагноз ДЦП.

Про старшего говорили, что он не сможет учиться в школе, а он закончил институт. Может, действительно правду говорят: любовь творит чудеса», — говорит Наталья. Многие мамы-воспитательницы говорят о том, что сиротам нередко ставят ложные диагнозы, чтобы их никто не забрал из интерната.

Ведь учреждение получает столько денег из бюджета, сколько там находится воспитанников.

«Счастливого ребенка воспитают лишь счастливые родители»

Когда мы только начинали работать с детдомами семейного типа, у меня было свое представление о тех, кто их открывает. Мне казалось, что это верующие люди, возраст — за сорок. Они уже вырастили своих детей, но осталась нерастраченная любовь.

Но оказалось, что среди родителей-воспитателей очень много молодых хорошо образованных людей, успешных бизнесменов, топ-менеджеров.

У них горят глаза, по которым понятно, что ДДСТ — их призвание, — говорит Дарья Касьянова, руководитель проекта «Сиротству – нет» Фонда Рината Ахметова «Развитие Украины». — Когда я слышу, что семейные детские дома открывают из-за денег, становится смешно.

Если бы это было действительно выгодно, у нас давно разобрали бы всех детей из интернатов (на каждого ребенка родители-воспитатели получают два прожиточных минимума + 35% от суммы как зарплату. — Авт.)».

Другие наблюдения у Людмилы Волынец, руководителя управления обеспечения деятельности Уполномоченного Президента Украины по правам ребенка. «Я приглашала специалистов, которые помогали мне понять истинные мотивы родителей-воспитателей. Вы же понимаете, что «я люблю детей» мало что объясняет.

И когда я анализировала создателей первых семейных детдомов, то поняла, что многие из них пережили в своем детстве горе и на всю жизнь запомнили те ощущения. Они помнят и понимают, как может быть больно и плохо ребятам. Они способны по-настоящему им посочувствовать. А еще хочу процитировать одну маму.

Она сказала: «Я ощущаю себя счастливой, а ребенка может успешно воспитать только счастливый человек», — говорит Волынец.

В тему В Украине официально разрешат брать детей напрокат

Источник: https://vesti.ua/strana/49255-kto-stanovitsja-papoj-i-mamoj-v-semejnyh-detskih-domah

Харьковские власти окончательно закрыли детский дом семейного типа Тамары Май

Как открыть семейный детский дом в России

После того как приемной маме пришла повестка о привлечении ее к уголовной ответственности — за отказ выполнять решение суда о лишении ее опеки над детьми, она была вынуждена вернуть троих воспитанников в интернат

— Я отвозила мальчишек в детский дом, в Кривой Рог, и они всю дорогу плакали, — вытирает слезы 74-летняя Тамара Май. — Виталик кричал: «Мама, мамочка! Я что, плохо учился, мало старался? Почему нас забирают от тебя? Я так верил, что нам помогут. Даже в Администрацию президента обращался за помощью. Теперь никому не верю…»

Скажите, разве такой поступок в интересах детей? Они жили у меня четыре года. Сдружились с другими ребятами, стали родными. Последние два года, после решения суда о лишении меня опекунства, я не получала на этих детей ни копейки.

Но продолжала кормить и одевать их за свою пенсию. Боролась до последнего. Хотела, чтобы мальчишки имели крышу над головой, получили профессию. А меня ругали за то, что я, мол, старая и никак не успокоюсь.

Никто из чиновников так и не смог понять, что мне просто жалко этих брошенных и никому не нужных детей.

«Родная мать сказала: «Я же тебя не задушила в младенчестве, значит теперь плати мне алименты»

Супруги Май были одними из первых в Украине, кто решился на создание детского дома семейного типа. В Харьковской области они стали первопроходцами, подписав еще в 1989 году договор с Главным управлением по гуманитарным и социальным вопросам.

Через приемную семью Тамары Николаевны прошли десятки сирот. Жизнь этой женщины — настоящий подвиг. 33 ребенка выросли в стенах «Майского дома». Родные, усыновленные, детки под опекой. Для всех она «мама, родненькая мамулечка».

Благодаря невероятным усилиям и самоотверженному труду без единого выходного ее воспитанники стали полноценными людьми. А ведь в дом к Тамаре Май попадали даже «смертники». Так сами врачи говорили о детях из специализированных детских домов, которых забирала к себе эта отважная женщина.

Приемная мама вспоминает, что никогда не выбирала детей. Брала тех, кого подсказывало сердце: самых несчастных и никому не нужных.

У каждого из тех, кто попадал в «Майский дом», своя трагическая история. Одного родная мать выбросила с третьего этажа. Другого просто оставила на дороге. Кого-то нашли на улице добрые люди.

Многих матери оставили в роддоме… Один из приемных детей Николай Сахновский — особая гордость Тамары Николаевны. Он стал военным и сейчас находится в зоне АТО. Несколько лет назад Николай все же разыскал свою родную мать.

Узнав, что взрослый сын выбился в люди, женщина потребовала от него… алименты: «Я же тебя тогда не задушила, значит — плати теперь».

Каждый приемыш давался Тамаре Николаевне нелегко. О каждом болит сердце и сейчас.

— Когда мы с мужем пришли первый раз за детьми, — вспоминает Тамара Май, — нам показали глухонемого Женю и еще одну маленькую четырехлетнюю девочку. Катюша — так ее звали — стояла возле стеночки.

Стриженая, с язвами, хроменькая, горбатенькая… Пока я думала, сможем ли мы потянуть таких детей, глухонемой Женечка подошел ко мне, взял за руку и посмотрел такими глазами, что у меня отпали все сомнения. С первыми малышами справляться было особенно трудно.

Но тогда у меня была поддержка — любимый муж и родные дети, их у меня семеро. Правда, дети сперва не понимали, зачем мы с папой берем в дом, как они тогда говорили, дикарей. Но потом, узнав истории сирот, возмущаться перестали. Сейчас родные дети — мои главные спонсоры.

У всех хорошее образование, многие живут за границей. И высылают мне деньги, чтобы я могла кормить тех мальчишек, которым некуда идти и которые продолжают жить у меня.

«Теперь, когда у меня забрали детей, собираюсь вернуть все мои ордена и медали»

Мы разговаривали с Тамарой Николаевной у нее дома на следующий день после того, как она была вынуждена отвезти троих остававшихся у нее на попечении мальчиков назад, в детский дом Кривого Рога.

— Вчера, пока доехали, водитель три раза останавливал машину и отпаивал меня лекарствами, — вытирает слезы моя собеседница. — Мы плакали, когда ехали туда. Потом я рыдала всю обратную дорогу. Я бы не отвозила этих детей.

Я боролась, сколько могла. Ездили в Киев, там где только не были. И в Администрации президента, и у уполномоченного по правам детей. Ответ один: было решение суда — «лишить опекунства и отобрать детей».

И отменить его не может никто.

Единственные, кто нас поддерживал все эти годы, — это «ФАКТЫ». Вы никогда не боялись говорить правду. Благодаря вашей газете мы выиграли в 2005 году суд против социальных служб. Тогда, после вашей публикации, я снова стала для всех хорошей и примерной. Наш детский дом оставили в покое. Еще по отчету социальных служб от января 2011 года он был признан «нужным и эффективным».

И в том же 2011 году у меня случился конфликт с начальником службы по делам детей Харьковской областной администрации Татьяной Печерской. После того как я открыто сказала ей, что мне нечем платить за приемных детей спонсорскую помощь, мне перекрыли кислород.

В какой бы детский дом Харьковской области я ни приехала, мне никого не давали. К тому времени все мои предыдущие приемные дети уже выросли, вышли из-под опеки и разъехались в другие города. К тому же умер мой муж. И я осталась совсем одна в пустом доме.

Видите, какой у меня большой дом? Просторный, двухэтажный, во дворе еще одна пристройка. Есть летняя кухня, огромный двор, огород. Зачем мне это одной?

Силы у меня есть, опыт огромный. Желание помогать есть. К тому же по закону детей под опеку можно давать без возрастных ограничений. Было бы здоровье. Я прошла медицинскую комиссию.

Врачи сказали: по состоянию здоровья вам не больше 40 лет. Собрала все справки, но получить хоть одного ребенка в Харьковской области так и не смогла. И отправилась в Киев, в Департамент по делам детей.

Мне посоветовали ехать в Кривой Рог, в детский дом.

Ближайшим поездом я сразу же выехала туда. После Харькова, где коррупция даже в сфере милосердия, словно попала на другую планету. Там никто не говорил: «Зачем вам дети, лучше отдыхайте». Посадили в машину, привезли в детский дом. Выстроили детей. Помню, как в стороне от всех стоял такой несчастный мальчик, один глазик у него не открывался.

И из этого закрытого глазика катилась слеза. Я сказала: «В первую очередь беру его». Медсестра меня отговаривала: «Он обречен, он инвалид. У него тяжелейшие патологии, ему нужно каждые 20 минут менять памперс, у него нарушена психика».

Я все равно его забрала, мы ему сделали несколько операций, привели в порядок глазик, вылечили недержание…

Потом ко мне подошел Коля Сухаревский: «Мамулечка, возьми меня, я буду тебе правой рукой». Смотрю, директор качает головой: нет, не берите. Оказалось, его недавно вернули из другой приемной семьи. К тому же у мальчика был туберкулез. Но я его взяла. И ни разу не пожалела.

Взяла тогда и Виталика Поплавского. Он тоже был тубинфицирован, имел проблемы с сердцем. Мне говорили: «Он не жилец». Но и этого ребенка удалось вытащить с того света. После двух лет лечения врачи даже сняли Виталика с учета в кардиоцентре.

За этого мальчишку мое сердце болит больше всего. Он очень не хотел возвращаться назад. Когда за детьми в школу приходили социальные службы, чтобы, выполняя решение суда, забрать их от меня, Виталик сказал: «Заберете от мамы — повешусь на груше».

Год назад, в октябре 2014-го, после вашей статьи нас вроде бы оставили в покое. По крайней мере, перестали присылать исполнительные службы и тащить детей за руки в машины. Я так надеялась, что о нас забудут и я смогу хотя бы доучить детей. Уже даже не просила никаких денег.

Два года, после решения суда о лишении опеки, я кормила мальчишек на свою пенсию. Спасибо родным детям за помощь и покойному мужу за его военную пенсию. Правда, в прошлом году еле перезимовали. За долги отключили газ. Наверное, хотели заморозить вместе с детьми. Так я в этом году установила и подключила котел на дровах.

Сама на велосипеде навезла из леса целый сарай дров. Правда, с этими дровами попала в больницу. Когда ехала из леса третий раз, то упала вместе с велосипедом и дровами — много нагрузила. Потянула мышцу, пришлось неделю полежать в амбулатории.

Выписалась, а мне принесли очередную повестку: «За невыполнение решений суда вам грозит уголовная ответственность на срок от двух от пяти лет».

Так что у нас теперь за доброту в тюрьму сажают. Это было третье предупреждение. Два раза я уже платила штрафы. Уполномоченный президента по правам детей Николай Кулеба тоже не смог нам помочь. Высший специализированный суд отказал в рассмотрении жалобы. И мне пришлось отвезти детей.

Кому от этого стало лучше? Виталик у меня учился в лицее. А теперь в Кривом Роге их всех отправили в реабилитационный центр. Это как тюрьма будет для них, — вытирает слезы женщина.

— Что же это за люди такие — харьковские чиновники? Они ведь как узнали тогда, что мне детей дали в Кривом Роге, так словно с ума сошли.

Кто это посмел без их разрешения что-то сделать? Мне одна из районных начальниц так и сказала: «Я тебе этого не прощу».

И ведь добились своего. Устроили травлю. Нашли массу надуманных недостатков. В чем только меня не обвиняли! То я много лечу детей и они у меня не вылазят из санаториев. То не лечу совсем. То плохо учу, не создаю условий для образования. То вдруг оказывается, что дети сами по состоянию здоровья не могут усваивать школьную программу.

То я будто бы детей кормила из собачьих мисок. То не так мою, то они грязные. Да я всю свою жизнь каждый день по пять комиссий принимала. Шли потоком. Как сверху была команда: «Тамара Май — примерная мать-героиня», так в отчетах писали «старательно исполняет обязанности».

Как только приняли другое решение, так стали находить недочеты за недочетами.

Для харьковских чиновников дети — это просто цифры в отчете. А для судов? Там ведь никто не читает дело, никто не вникает. Просто берут и штампуют одно и то же. Теперь, после того, как у меня забрали детей, собираюсь поехать в Киев и отдать президенту все мои ордена и медали. Зачем они мне, если у меня отобрали тех, ради кого я жила на этом свете?

«Эта женщина свою миссию выполнила, она отдала все, что смогла»

Система, которая должна заботиться о каждом оставшемся без родителей ребенке, на деле воюет против него. Чиновники, которые по закону должны прислушиваться к детям, учитывать их мнение, остались глухи к их просьбам. Не захотел учитывать детские желания и судья.

В прошлой публикации адвокат Тамары Май Вениамин Капельников рассказывал «ФАКТАМ»: «Мы просили судью поговорить с детьми. Ведь они все хотят жить с Тамарой Николаевной. Но судья не захотел учитывать детские желания. А в протоколе указали: „Детей на заседания не привозили“.

Суды всех инстанций — и Апелляционный, и Высший специализированный — просто повторили решение суда первой инстанции». Не помог и Верховный.

Теперь в доме у Тамары Май живут трое ребят: 20-летние Антон Вандакуров и Сергей Пилипенко, 21-летний Алексей Горофонов. Вот чья судьба в первую очередь должна заботить социальные службы! Этим сиротам, уже вышедшим из-под опеки, службы просто обязаны найти постоянную работу. Тамара Николаевна помогла им выучиться, двое парней имеют специальность газоэлектросварщика, один — повара.

*»Последние два года я не получала на детей ни копейки. Но продолжала кормить и одевать их за свою пенсию. Боролась до последнего…» — говорит Тамара Николаевна (фото автора)

По закону после 18 лет государство должно предоставить им жилье и работу. Но такие дети системе не нужны и не интересны. Куда бы они пошли, если бы жили в интернате? Скитаться по улицам или сразу в тюрьму? А так у них есть возможность жить в доме у мамулечки.

На плите у Тамары Николаевны все равно варится большая кастрюля борща. Хоть по бумагам у нее не осталось ни одного ребенка, в доме звучат голоса теперь уже взрослых приемных детей. Тамара Николаевна повела меня в светлицу — пристройку, где они вместе с детками сделали свой маленький музей.

На стенах — детские фотографии, рисунки, грамоты, статьи. Портреты детей украшены рушниками, как иконы.

— Если бы у меня было так плохо, как говорят социальные службы, разве бы дети сюда приезжали? — сокрушается приемная мама.

— Даже Леша Батраков, который оговорил меня перед телекамерами, уже не раз признавался другим детям, что жалеет, что дал втянуть себя в эту историю. Я делала в своей жизни для детей все, что могла.

Единственное — никогда не молчала и не давала взяток. Вот за это и поплатилась.

— Да мне бы миллион в день давали, я бы и тогда чужих детей к себе не взяла, — говорит мне односельчанка Тамары Май Ольга Петровна. — Я хоть и живу на другом конце поселка, но эту женщину знаю хорошо. Она единственная на весь Коротыч взяла на свои плечи чужих очень больных детей. Она святая. А ее назвали извергом и устроили травлю.

— Но вы же знаете, сколько ей лет, — сказали журналисту «ФАКТОВ» в сельсовете. — Вот пусть уже в таком возрасте и отдыхает, как все остальные.

— Я работала с этой семьей с 2006 года, — говорит уполномоченный по правам детей Коротычанского сельского совета Харьковской области Лилия Гриценко. — Приходила к ним как социальный педагог. Наблюдаю за ними давно.

Видела все своими глазами: дети не ухожены, немытые, ни разу не видела, чтобы им стирали одежду, они даже бегали в разных носках. Да у них в доме и воды нет, нет условий, чтобы покупаться. Ладно, мы дали возможность Тамаре Николаевне выпустить старших детей.

Но когда она без нашего согласия взяла еще и младших из Кривого Рога! Мы не знаем, каким путем она это сделала, но мы были не согласны с этим решением с самого начала. И обратились в суд с требованием лишить Май прав на опеку.

Она манипулирует детьми, нарушая их права по вопросам образования, своевременного лечения и оздоровления. К тому же она уже пожилая женщина. Мы не уверены, что детям у нее будет безопасно.

— Эта женщина свою миссию выполнила, — сказал главврач Харьковского областного специализированного дома ребенка № 1 Роман Марабян, узнав, что у Тамары Май все же забрали детей. — Она отдала все, что смогла, делала, как умела, добивалась. Бог все видит. Система всегда с ней боролась. Хотя ее бесценный опыт нужно изучать и перенимать, а за каждого ребенка бороться.

— Побольше бы таких людей, как наша мама, — сказал мне на прощание воспитанник Тамары Май Антон Вандакуров. — Вот мы живем у нее, хоть уже и взрослые. А сколько моих знакомых ребят из интернатов стали никому не нужными бомжами.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/207865-harkovskie-vlasti-okonchatelno-zakryli-detskij-dom-semejnogo-tipa-tamary-maj

Приемная семья, детский дом семейного типа

Как открыть семейный детский дом в России

Приемная семья, детский дом семейного типа (ДДСТ) – это формы профессиональной семейной заботы о детях, оставшихся без попечения родителей, временно устроенных в семьи.

Приемные родители, родители-воспитатели ДДСТ – граждане, принятые на работу в управление (отдел) образования для выполнения обязанностей по уходу, воспитанию в своих семьях детей, оставшихся без попечения родителей, на основании срочных трудовых договоров. Приемные родители и родители-воспитатели получают заработную плату за труд по воспитанию детей, принятых в свои семьи. В приемную семью помещается до 4 –х детей, в ДДСТ от 5-ти до 10 детей.

Для детей, утративших родные семьи, помещение в приемные семьи и ДДСТ – это возможность:

  • реализовать свое право на воспитание в семье независимо от возраста, состояния здоровья, наличия негативного жизненного опыта, отклонений в развитии, поведении и правового статуса;
  • получить шанс на возвращение в родную семью: приемные родители и родители-воспитатели профессионально работают над укреплением связей детей с их родителями, помогают родителям детей восстановиться в родительских правах и растить детей в родной семье;
  • не утрачивать родственные связи и возможность расти и общаться с родными братьями и сестрами (детям из многодетных семей подыскивается приемная семья или ДДСТ, чтобы не разлучать братьев и сестер);
  • жить и воспитываться в своем городе, районе (где живут его родители), продолжать посещать тот же детский сад, школу, профессиональное училище и др.;
  • общаться с биологическими родителями и близкими родственниками (бабушками, дедушками), если это не противоречит интересам детей;
  • успешнее социализироваться в обществе;
  • быть усыновленными (при наличии правового статуса);
  • получить своевременную защиту своих прав и законных интересов.

Кто может стать приемным родителем, родителем-воспитателем ДДСТ

Приемными родителями, родителями-воспитателями детского дома семейного типа могут быть дееспособные лица обоего пола, за исключением:

лиц, больных хроническим алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией;

лиц, которые по состоянию здоровья не могут быть приемными родителями, родителями-воспитателями детского дома семейного типа, детской деревни (городка);

лиц, лишенных родительских прав;

бывших усыновителей, если усыновление было отменено вследствие ненадлежащего выполнения усыновителем своих обязанностей;

лиц, отстраненных от обязанностей опекуна или попечителя за ненадлежащее выполнение возложенных на них обязанностей;

лиц, имеющих судимость, а также лиц, осуждавшихся за умышленные тяжкие или особо тяжкие преступления против человека;

лиц, дети которых были признаны нуждающимися в государственной защите в связи с невыполнением или ненадлежащим выполнением данными лицами своих обязанностей по воспитанию и содержанию детей;

лиц, лишенных права заниматься педагогической деятельностью или не имеющих права заниматься педагогической деятельностью в случаях, предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь.

На должности приемных родителей, родителей-воспитателей детского дома семейного типа назначаются лица, освоившие соответствующие образовательные программы обучающих курсов дополнительного образования взрослых. Подбор приемных родителей, родителей-воспитателей детского дома семейного типа осуществляется органами опеки и попечительства.

Приветствуется наличие у кандидатов в приемные родители, родители-воспитатели педагогического, психологического, медицинского образования, а так же положительного опыта воспитания и социализации родных и усыновленных детей. Важно, чтобы кандидат был настроен на саморазвитие, повышение профессионального уровня и родительской компетенции.

Приемными родителями, родителями воспитателями не могут быть близкие родственники детей – братья, сестры, дед, бабка, а родителем-воспитателем не могут стать граждане моложе 25 лет.

Как стать приемным родителем, родителем – воспитателем ДДСТ

Если Вы хотите стать приемным родителем, родителем воспитателем ДДСТ:

Шаг 1. Представьте в управление (отдел) образования по месту жительства:

заявление;

паспорт или иной документ, удостоверяющий личность кандидата в приемные родители, родители-воспитатели ДДСТ;

свидетельство о заключении брака – в случае, если кандидат в приемные родители, родители-воспитатели ДДСТ состоит в браке;

медицинские справки о состоянии здоровья кандидата в приемные родители, родители воспитатели, а так же членов в семьи кандидата в приемные родители;

письменное согласие совершеннолетних членов семьи кандидата в приемные родители, родители-воспитатели ДДСТ, проживающих совместно с ним;

сведения о доходе за предшествующий год.

(С адресами и контактными телефонами управлений (отделов) образования Вы можете познакомиться здесь).

Шаг 2. Пройдите обучающие курсы (лектории, тематические семинары, практикумы, тренинги), направленные на формирование компетенций в решении вопросов защиты прав и законных интересов детей, передаваемых на воспитание в приемную семью и ДДСТ.

Эти курсы организует для Вас управление (отдел) образования на базе местного социально-педагогического центра или другой уполномоченной организации. Освоение образовательной программы обучающих курсов является обязательным условием для рассмотрения органом опеки вопроса о передаче детей на воспитание в приемную семью и ДДСТ.

Как можно больше узнайте о предстоящей работе: пообщайтесь с уже работающими приемными родителями, посетите тематические интернет-сообщества и форумы, где обсуждаются вопросы приемного родительства и воспитания детей с особенной судьбой.

Руководствуйтесь не иллюзиями, мечтами или жалостью к бедным сироткам, а трезвым расчетом: смогу ли я воспитывать ребенка, пережившего разрыв с родными родителями? Не скачусь ли я до обвинений его «плохих» родственников и возвеличивания себя «хорошего» в глазах ребенка? Смогу ли трудиться практически в круглосуточном режиме?

Пока Вы проходите обучающие курсы, управление (отдел) образования запросит из компетентных органов сведения, характеризующие Вашу правоспособность быть приемными родителями, родителями-воспитателями ДДСТ (запросы направляются в управление внутренних дел, суд).

Специалисты управления (отдела) образования обследуют условия Вашей жизни, изучат личностные особенности, уклад и традиции семьи, межличностные взаимоотношения в семье, оценят готовность всех членов семьи удовлетворить основные жизненные потребности детей, что отразят в акте обследования условий жизни кандидатов в приемные родители, родители – воспитатели.

Шаг 3. Если Вы успешно освоили обучающие курсы, получили справку об обучении, познакомьтесь с условиями трудового договора, договора об условиях воспитания и содержания детей. Специалист по охране детства управления (отдела) образования расскажет Вам обо всех сторонах деятельности приемного родителя, родителя-воспитателя ДДСТ.

Шаг 4. Управление (отдел) образования предоставит Вам, как кандидатам в приемные родители, сведения о детях, которые живут на территории района и могут быть переданы на воспитание в приемную семью.

По направлению для знакомства с детьми познакомьтесь с ними, установите контакт.

Познакомиться с детьми по направлению можно в том учреждении, где они находятся – в больнице, доме ребенка, детском доме, социально-педагогическом центре, школе-интернате или другом учреждении, расположенном на территории Вашего района.

Кандидатам в родители-воспитатели, имеющим жилое помещение, обеспечивающее не менее 15 квадратных метра на одного члена семьи и воспитанника, предоставляются сведения о детях, которые могут быть переданы на воспитание в ДДСТ на территории района, и выдается направление на знакомство с ними.

Если необходимое для создания ДДСТ жилое помещение отсутствует, управление (отдел) образования информирует кандидатов в родители-воспитатели о возможности участвовать в конкурсе на должность родителя-воспитателя, в случае наличия жилого помещения в городе (районе) для создания ДДСТ. Кандидаты в родители-воспитатели, успешно прошедшие конкурс, получают в управлении (отделе) образования направление на знакомство с детьми.

Шаг 5.

После выненсения  местными исполнительными и распорядительными органами решений о передаче ребенка (детей) в приемную семью, создании детского дома семейного типа, управление (отдел) образования заключает с приемным родителем и родителем-воспитателем договор об условиях воспитания и содержания детей и трудовой договор.

Срок трудового договора зависит от срока, на который ребенок передается приемному родителю, родителю-воспитателю. С этого момента Вы становитесь членом трудового коллектива управления (отдела) образования. Ознакомьтесь с должностными обязанностями, Правилами внутреннего трудового распорядка, Коллективным договором.

Шаг 6.

Приемная семья, ДДСТ являются объектами постоянного психолого-педагогического сопровождения со стороны работников школ и дошкольных учреждений, которые посещают дети-воспитанники семьи или ДДСТ, специалистов местного социально-педагогического центра, управления (отдела) образования по месту жительства.

Приемные родители и родители-воспитатели ДДСТ, как педработники, ведут документацию, посещают методические объединения и иные мероприятия, организуемые нанимателем для повышения компетентности и квалификации работников, совместно со специалистами составляют и реализуют План развития семьи и ДДСТ.

Получить помощь по самым разным вопросам, связанным с воспитанием детей или выполнением должностных обязанностей приемный родитель, родитель-воспитатель ДДСТ может в управлении (отделе) образования, социально-педагогическом центре, в учреждении образования, которое посещают воспитанники приемной семьи, ДДСТ.

Источник: http://dadomu.by/page/priemnaya_semya_detskiy_dom_semeynogo_tipa

Адвокат Аврелин
Добавить комментарий